Михаил Михеев о дешевых знаниях и дорогом «железе»

Руководителя и идеолога Института Подологии (Москва) Михаила Михеева мы увидели человеком невероятно требовательным — к себе и окружающим. Михаил пунктуален, собран, строг и ироничен. В своем плотном графике он нашел время для откровенного разговора с нашими читателями. 

–Вы согласны с утверждением, что постсоветским странам ближе всего европейская модель развития подологии?

– Сам вопрос слишком многое обобщает, я, скорее, не согласен. Во-первых, я не вижу единой «модели развития подологии» в Европе.  

В Европе есть Германия, Австрия, Швейцария, Голландия – своеобразный блок, в котором подология представлена достаточно однородно. Однородно в плане программы образования, госэкзамена, продолжительности и статуса обучения, прав специалиста и цен на услуги.

Но Европа – это и Великобритания с Испанией (отчасти Италия), которые находятся в другом «лагере». В этих странах подологию (подиатрию/хироподию) считают разделом медицины, специализирующимся на проблемах и заболеваниях стопы. Это другая продолжительность и стоимость обучения, другой статус профессии, другие права.

Для развития отрасли нужны деньги

Эти группы стран чем-то объединены: то ли уровнем жизни,  то ли одним языком, то ли традициями в медицине. Но Европа разнородна. Страны Восточной Европы, особенно те, что победнее, по какой модели они идут? Некоторые, возможно, пока ни по какой.

Во-вторых, постсоветские страны следуют своей модели, которая продиктована их реалиями, новейшей историей и традициями. Я в этом ничего плохого не вижу. Главное, внимательно наблюдать, что предлагает опыт других стран, и, где надо, этим опытом пользоваться.

–Считаете ли вы, что подология будет развиваться в России, Украине и других государствах СНГ по германской модели?

–Немецкая отрасль, наверняка, будет браться за образец. У этого есть причина: большинство иностранных специалистов, призванных в Россию за последние 15 лет для того, чтобы делиться опытом, были из Германии.

И этому есть логическое объяснение. Для развития отрасли нужны деньги. Чтобы кому-то стало интересно привозить к нам иностранные знания, нужно понимать, что кто-то может за эти знания заплатить. А в наших странах как раз в профессиональном образовании денег не было, особенно 10-15 лет назад. Но деньги были в продажах: продажа оборудования и материалов приносила хороший доход. А вся педикюрная «матчасть», в основном, производилась в Германии.

Первые иностранные преподаватели приехали по рекомендации немецких поставщиков. Поставщики были немцами, рекомендованные ими преподаватели были немцами, и они, разумеется, рассказывали о том, как все делается в Германии.

Все могло бы быть по-другому. Скажем, в Скандинавии, Великобритании или США тоже доминирует немецкое оборудование, но никакого влияния на стандарты или местную культуру педикюра не происходит. А у нас произошло. Потому что после наших 90-х годов со всеми их перегибами, знания и навыки у нас ценились слишком дешево, а оборудование и другое «железо» — слишком дорого. У нас поставщик оборудования для педикюра определял в отрасли практически все, устанавливал неформальные законы. Обратите внимание, в наших странах по вопросам профессиональных стандартов, в том числе гигиены, мастера и салоны до сих пор больше слушают поставщиков, чем настоящего законодателя.

Немецкая отрасль, наверняка, будет браться за образец

А другие страны были уже самодостаточны, они брали, например, немецкие аппараты, но сами решали, как им работать.

Возможно, есть и другие причины. Я считаю, на уровне народа, немцы по менталитету нам гораздо ближе, чем те же англичане.

–Опыт каких стран в развитии подологии импонирует вам более всего? Почему?

–В мире более двухсот стран. Зная совсем немного о том, как развивалась подология в нескольких из них, невозможно говорить о настоящих мировых фаворитах. К тому же, кто судья? Это точно не вопрос моего вкуса.

Предлагаю вариант: взять статистику осложнений, скажем, сахарного диабета на стопе по странам и сравнить. Статистику ампутаций ниже колена, статистику мобильности пожилых людей, статистику резекций вросшего ногтя у детей и подростков и т.п.

У меня таких данных нет. Если вы найдете, это будет куда интереснее моего мнения. И то это будет необъективно. Есть страны «золотого миллиарда», где на здоровье каждого жителя тратится на два порядка больше средств, чем, скажем, в Африке или Азии. И статистика будет лучше. Это что, следствие выбора модели развития подологии? Конечно, нет. Это следствие банального богатства.

Вообще статистику можно сравнивать по странам с примерно одинаковым уровнем жизни. В Африке, вероятно, очень мало хирургического удаления вросших ногтей, а ортониксии вообще нет. До таких глупостей, как вросший ноготь, просто дела никому нет. Вероятно, и вросших ногтей почти нет: люди худые (едят мало, тяжелого физического труда много). Обувь не носят, потому что еды и воды нет, не то что обуви. Так и вросших ногтей не будет. Но это же не победа африканской подологии.

В Африке ортониксии вообще нет

В обществе развитого потребления, наоборот, едят много, двигаются мало, носят узкие туфли и все другие «прелести». И страдают от «болезней цивилизации».

Чтобы объективно ответить, чья система лучше, нужно сравнивать не только статистику осложнений, но и затраты общества на ее достижение.

Мне лично импонируют те государства, которые достигли многого, обладая малым. Построили нечто, не имея почти ничего. Мне импонируют старательные и настойчивые, а не сытые.

–Как отличается по уровню развития подология в России и в Украине?

–Думаю, практически не отличается. Разумеется, это зависит от методики сравнения.

Я сам, будучи родом из Санкт-Петербурга, прожил в Киеве с 2001 под 2004 год. Моё основное впечатление  от разных сторон жизни общества было: «все как у нас, только меньше денег и немного дешевле».  Прошло 11 лет, но моё восприятие сильно не изменилось.

В педикюре: уровень образования специалистов – идентичный. Источники материалов, технологий, знаний – одни и те же.

Понятно, что в России, при сравнении аналогичных городов, цены на услуги несколько выше. Вы удивитесь, но я считаю, что это, скорее, хорошо. Ведь источники оборудования и цены на него одни и те же, а цены на услугу и выручка выше. Получается, что инвестор в услугу педикюра готов больше вложить. Плюс у будущих мастеров выше мотивация приходить в профессию и учиться, отрасль становится более привлекательной для молодежи.

Это в теории. А на практике, кроме цен на услуги, есть еще национальный характер, который наши страны уравнивает. Лень и склонность полагаться на «авось» у нас общие. Классическое желание инвестора вложить по минимуму, а получить все и сразу – это одна из тысяч традиций, которые объединяют наши народы.

Уровень развития отрасли,  в целом, одинаковый. Скорее, на уровень развития будет влиять не страна, а состояние экономики. Они у нас связаны, как сообщающиеся сосуды. Поэтому одному хорошо, только когда хорошо и другому. В последнее время это непопулярная мысль, но я в нее верю.

На уровень развития будет влиять не страна, а состояние экономики

Кстати, если посмотреть на активность в интернете – то Украина впереди. Группы, сообщества, форумы, комментарии – все с Украины. В шутку хотелось спросить: «Это вы такие продвинутые или работы мало?». А если серьезно, отношусь к онлайн-образованию скептически: фейсбуком ни подологию, ни страну не построишь.

–Как вы могли бы охарактеризовать уровень развития ее в Грузии, Казахстане, Армении и так далее?

–Не могу характеризовать наверняка, так как не владею фактами. Но могу предположить одну вещь: на постсоветском пространстве больше всех на развитие влиял поставщик-дистрибьютор. Так вот, интерес к этим рынкам возник только тогда, когда в России и Украине рынок насытился. То есть гораздо позже. Для большинства продажников Россия – большой рынок, Украина – довольно большой, остальные – небольшие (чур, без обид).

Из-за этого, я предполагаю, на Кавказе и в Средней Азии развитие подологии отстает от России и Украины на 15-20 лет. Разумеется, там мастера не глупее наших. Но рынок гораздо меньше, новинки туда приходят не все и не сразу, менталитет потребителя еще консервативнее, контактов с западной подологией еще меньше. А главное, социальное расслоение еще сильнее. У нас есть хоть какой-то средний класс. А там кроме небольшого слоя состоятельных людей, у кого есть деньги на минимальный пристойный педикюр?

Наверное, мастеру с подологическими идеалами в странах Кавказа и Средней Азии в десять раз труднее, чем нам. И все же они есть. Снимаю шляпу!

Михаил Михеев о будущем подологии

Михаил Михеев и Андреас Греппмайер (фото из личного архива Михаила)

–Подология в бывших республиках Прибалтики – Эстонии, Литве, Латвии. Ее уровень близок к российскому или же к европейскому? Прибалтийские подологи такие же «непризнанные и самопровозглашенные», как их российские коллеги? Или есть отличия?

–Тут разница, конечно, есть. Понимаешь сразу, что граница – не просто формальность. Там действительно другие люди.

Педикюр в странах Балтии – это микс из европейского и российского влияния.

Знания и традиции к ним приходят преимущественно из России. По разным причинам: и дешевле (их кошелек еще не вполне европейский), и языковой барьер (как ни прикидывайся, но по-русски понимают все). Плюс, наверное, для «раскрученных» преподавателей из России приглашение, например, в Эстонию – приятный знак внимания, почти честь. Не уверен, что немцы или англичане чувствуют то же самое. Один предприниматель из Литвы рассказывал, с каким пренебрежением провела у них семинар одна дама-подолог из Германии. Я был искренне удивлен: в России она себе такого никогда не позволяла.

Педикюр в странах Балтии – это микс из европейского и российского влияния

А вот «железо» — оборудование и материалы – приходят прямо из Германии. В этом огромное преимущество стран Балтии: Евросоюз, нет границ, нет пошлин, они могут покупать дешевле, чем мы.

Кстати, в этом и их проблема. Объясню, почему.

В Германии среди педикюрных поставщиков самая высокая конкуренция в мире. Все производители сидят на одном рынке, поэтому цены на дне, на грани рентабельности. Практически, пропадает мотивация увеличивать качество и производительность оборудования и инструментов для этого рынка, есть только мотивация удешевлять.

А в России первый большой дистрибьютор в 1997 году не постеснялся и задал такую ценовую планку, что у немцев «перехватило дыхание». Положа руку на сердце, мы все должны сказать ему «спасибо» за его любовь к деньгам. Россия и Украина стали привлекательным рынком для всех европейских технологий, все новинки отрасли приходят к нам сразу же.

Получается, в Германии наценки маленькие, правда объем рынка большой. В России сегодняшний рынок меньше, но потенциал роста в разы выше, а главное, какие наценки!

В Германии среди педикюрных поставщиков самая высокая конкуренция в мире

А что в странах Балтии? У них прямой доступ к покупке в Европе. Объем рынка гораздо меньше, чем у нас, а наценки низкие, как в Германии. Получается, не очень интересно туда выходить.

Насколько балтийские подологи «самопровозглашенные» — не знаю. Зависит от того, возникли ли у них законы о подологии. Думаю, что пока не возникли.

Знаю некоторых мастеров оттуда: очень приятные, старательные, трудолюбивые люди.

Михаил Михеев о будущем подологии

Руководитель Института подологии за работой

–Почему, на ваш взгляд,  в государствах постсоветского пространства не происходит объединения специалистов в отраслевые ассоциации, которые могли бы выступить инициаторами необходимых изменений в законодательстве?

–Хороший вопрос. Глядя на разные события, особенно в последнее время, мне часто хотелось сказать: «Ну почему бы им не договориться?!» Видимо, способность к компромиссу – не самая славная наша национальная черта.

Что касается России и, возможно, Украины, я уже говорил, что наши рынки управляются не школами, а поставщиками. Развитие отрасли у нас определяется продавцами, а школы созданы при них.

Россия и Украина стали привлекательным рынком для всех европейских технологий

Сами школы могли бы между собой договориться. Ведь между их методами нет серьезных противоречий, а если и были, то все друг у друга всё уже подсмотрели.

Но школы не самостоятельны. А как могут договориться поставщики, если они прямые конкуренты? Могут, конечно, но, во-первых, это тяжелее. А во-вторых, у них вообще другие цели и другая мотивация.

У продавцов для влияния на государство и создания подологии есть ресурсы, но они в ней не разбираются и им этого не надо.

У преподавателей, методистов, «активистов» отечественной подологии есть высокая цель, мечта, но от них мало что зависит, они не принимают решений.

Думаю, нам нужно больше людей, которые одновременно хорошо разбираются в подологии и в бизнесе.

Есть и другая причина отсутствия прогресса, к сожалению, прискорбная: государству в подологии неинтересно, там «крутится» слишком мало денег. Коррумпированный характер наших государств приводит к тому, что людям, принимающим решения, развивать активность в других сферах выгоднее. Им лично.

Институт подологии

Москва, Малая Дмитровка 23/15, стр. 2, оф. 4

Тел.: (495) 215 03 32, (926) 538 75 08
Сайт http://www.podoinstitut.ru/