Подология в Швеции: среднее звено, которое разгружает доктора

Онихомикозы: ДНК-диагностика, совершенствование комбинированной терапии

Сегодня у нас в рубрике Зарубежный опыт – Любовь Клименко. Любовь изучает подологию в Швеции. Дело там поставлено серьезно: и обучение, и законодательство, и медицина в целом — на очень высоком уровне и под пристальным регулированием со стороны государства. Сейчас Клименко приехала в Киев на обучение к Александру Цыганенко. #ProPodo не мог упустить шанс расспросить ее о шведской системе. 

— Вы давно работаете в этой сфере?

— Я работала в России 14 лет с отдельно взятыми клиентами, но чтоб работать именно в медицинском направлении нужно, конечно, образование, без этого никак.

— А как в Швеции устроена эта сфера?

— Шведы тоже интересовались, как устроена эта сфера в Украине.

подология в швеции

Любовь читает лекцию киевским эндокринологам

У них устроено таким образом: мы занимаемся исключительно пациентами, у которых есть какие-то проблемы с ногами, ногтями, кожей, разный типаж клиентов в Украине и в Швеции. В Украине, в основном, это молодёжь, в Швеции – пожилое население, после 50-ти – больные, диабетики и т.д., то есть немного другой тип клиентов. Это люди, которые не могут сами обработать ногти или которым не рекомендуется обрабатывать самим, чтоб не навредить, не порезать что-то.

— Такие услуги в Швеции покрывает страховка?

Покрывается за счет налогов. Мы знаем одно: гарантировано бесплатное лечение. Никто тебя никогда не спрашивает про страховку, ты пришел, заплатил 100 крон за приём у доктора, у любого, все операции, процедуры бесплатны.

Сфера подологии работает так: ты можешь открыть свою частную клинику или работать в больнице.

подология в швеции

На практике в частной клинике «Оберіг»

— Какое образование требуется для этого?

— Минимум 1.5 года специального подологического образования. Обычно при обучении на всю Швецию выпускают 10-15 человек за 1.5 года. Набирают 20 человек, но часть отсеивается за период обучения.

Образование очень интенсивное, с 8 утра до 4 дня ежедневных занятий. План обучения плотно построен, например, первые несколько недель – изучение строения кожи, ногтя, строение кровоснабжения и т.д., потом сосуды, мышцы, заболевания, влияние заболеваний на ногти, на кожу. Потом, естественно, практика, в нашем учебном центре есть поликлиника, мы весь день работаем с пациентами. У нас два преподавателя , одна из них – опытная медсестра, другая – опытный подолог, которая работает много лет.

Мы изучаем отдельно стерилизацию, общие правила медицины, правила собственного поведения, своей одежды, потом мы изучаем заболевания, связанные с возрастом, начиная со склероза, заканчивая ампутированными, оперированными людьми, как обращаться с ними в кресле, в общем, с разными заболеваниями, лежачие, пожилые. Поэтому изучаем физические заболевания, заболевания, связанные с возрастом, ну и ментальные тоже, ведь отношение ко всем пациентам должно быть одинаковым, независимо от заболевания. К диабету особое внимание, потому что пациенту нужно дать полную информацию о том, какие у него могут быть проблемы с ногами, объяснить правила профилактики.

подология в Швеции

Читает лекцию для пациентов Васильковской больницы

— А ваше обучение платное?

Нет, это государственное обучение, абсолютно все требования государственные, у нас контрольные работы, очень жесткие требования, списать ничего невозможно. Есть полугодовая платная альтернатива – это стоит примерно 8000 евро, но люди после этих курсов не имеют права работать в больнице, работать с диабетиками и т.д.

— То есть, они имеют право заниматься только аппаратным педикюром?

— Да, подстричь какой-то очень вросший ноготочек и продают, например, подходящую косметику, то есть, это уровень мастера педикюра, они не могут обслуживать пациента с диабетом.

— Раз у вас такое насыщенное государственное обучение, почему, если не секрет, вы приезжаете обучаться в Украину к Александру Цыганенко?

— Честно говоря, никто не приезжает, приехала только я, потому что мне хотелось немножко больше в плане практики. Многим моим пациентам нужна разгрузка, и не всегда у меня есть это под рукой, подручный материал стоит у нас очень дорого у нас. То, что Александр Олегович делает, намного дешевле и можно даже делать бесплатно, я думаю, это входило бы в цену обслуживания.

Меня интересовало, как можно изменить ноготь прежде, чем мы будем его оперировать, интересовали какие-то возможности, которых я, допустим, не видела, хотела поучиться. В Украине, как я вижу, нормальный уровень профессионализма, работы, подхода, единственное, что послереабилитационное обслуживание страдает.

Александр Цыганенко работает методом Аркада, мне было интересно посмотреть, смогу ли им работать. Такого метода у шведов я не видела. Шведы против всех этих примочек, припарок, у них только традиционная медицина, и они пытаются многое предотвратить, поэтому больные не запущены.

На обучении я писала заявление о том, что я хочу побыть на практике в Украине несколько дней. Я объясняла и мотивировала, что я хочу посмотреть.  Решение выносилось на учебный совет: на сколько дней это возможно, насколько соответствует уровень, насколько это будет полезно и целесообразно для меня, как для ученицы. Совет принял решение и мне разрешили 2 недели обучаться в Украине. Это абсолютно официальное решение, все бумаги оформлены.

Благодаря этому я получила возможность наблюдать за больными с самого начала, чтобы понимать, какую помощь оказать в первую очередь. Я не могу сказать, что у нас популярна практика за рубежом, скорее нет. У нас сейчас вторая часть практики, 6 недель, и все остаются на месте. Кто уже знает, что не будет работать в больнице, выбирает частную приватную практику и распределяются по клиникам, частным подологам и практикуются у них. У меня была практика 4 недели тут и 2 недели в Украине.

подология в швеции

Проводит исследование сосудов с помощью минидоплера

— На каком инструменте и какой косметике работают в Швеции?

— Они работают со своей косметикой. Есть централизованные места продажи, это продают медики. Абсолютно все, что продается и закупается проверенной государственной системой, сертифицировано. Всего в стране 3 больших предприятия, которые продают оборудование, инструменты и косметику. Даже если косметика будет 150 раз хорошей, пока она не проверена Министерством здравоохранения, продавать ее нельзя. Используют французский крем от трещин, кое-что немецкое. Инструменты  на 80% — немецкие. Остальное – свое, шведское.

— Какие выводы вы можете сделать, проходя практику у Александра Цыганенко?

Я хочу сказать, что  Швеции мы – среднее звено, которое разгружает доктора. Мы должны знать, как оказать первую помощь и в какой ситуации нужно направить к доктору. Этого среднего звена, которое помогает докторам, в Украине просто нет. Доктор должен лечить, всем остальным (подачей информации, профилактикой, беседой) должны заниматься мы – помощники подолога.  В Швеции мы называемся «терапевты по медицинскому обслуживанию ноги». Здесь, в Украине, я так понимаю, просто нет такого звена. Зато у ваших специалистов есть большая практика.

Сейчас, после того, как Александр Олегович прооперировал, пациент должен приходить ко мне, пока рана не заживет. Все необходимые процедуры делаю я, и я же информирую пациента о его состоянии и том. Как идет процесс заживления. Большую ответственность в Украине возлагают на доктора, хотя, на самом деле, здесь важно по большей части проинформировать самого пациента о его собственной ответственности.

Напоминаем: в рубрике Зарубежный опыт на #Propodo вы можете прочесть истории о педикюре и подологии в Германии, Нидерландах, Израиле, Дубаи и так далее.