До подологии: как был устроен цех киевских цирюльников

Главный герой комедии «За двумя зайцами» авантюрист Свирид Голохвастов всегда обижался, если его называли цирюльником. А ведь когда-то профессия цирюльника была в Киеве уважаемой. Ее представители объединялись в мастеровой цех, как и их коллеги, – гончары, кузнецы, купцы, кожевенники и другие специалисты своего дела.

Цеха – это свободные ассоциации, объединения людей всевозможных профессий с общими интересами. Гончарные, кушнирские, кравецкие, кузнецкие существовали во всех городах и селах. Цеха разных городов объединялись в братства. Иногда представителей какой-то профессии в городе было мало, чтобы создать целый цех. Тогда они присоединялись к цехам коллег: кузнецы и слесари, кушнира и кравцы.

Так случилось и с киевскими цирюльниками. До 1766 года они входили в кравецкий цех. Но кравцы всегда относились к ним презрительно, не считали их настоящими цеховыми, не допускали к выборам на цеховые должности.

Со временем цирюльников становилось больше и наконец они создали собственный устав и обратились в Магистрат с просьбой выделить их в отдельный самостоятельный цех. Через несколько лет просьба их была удовлетворена.

Теперь цирюльники сами выбирали главного цехмейстера, писаря, имели свое знамя и печать цеха. Что изображалось на печати? Банки, пиявки, бритва, ножницы, гребень и зубные щипцы. Члены цехового общества разделялись на мастеров, подмастерьев и учеников. Мастер имел право взять до пяти учеников, достигших 13 лет.

Через 3 года обучения ученик получал звание подмастерья и еще 3 года работал в мастерской под контролем мастера. После этого подмастерье шел к цехмейтеру за разрешением о сдаче испытания на мастера-цирюльника. Но переход из подмастерья в мастера был довольно сложным и полностью зависел от воли мастеров. Нередко подмастерье до конца своей жизни так и не мог стать мастером.

Архивы городского магистрата сохранили «Устав киевского цирюльнического цеха», который датируется 1767 годом. Составляли его сами цирюльники по образцу других цеховых уставов. Он содержит всего 10 пунктов. Перескажем некоторые из них:

Всякому из братии мастерства цирюльнического являться на сходки общие, а если кто будет противится, того с ведома магистрата киевского штрафовать тюрьмой и взятием до собрания пяти фунтов воска.

каждый брата своего по цеху не только унижать, но и себя возвышать не должен, еще онного почитать, и старейшему себе честь отдавать должен.

ежели кто из братии подрядится кому класть к какой либо ране плястырь, то другой уже в том препятствовать и свой плястырь без начальникового ведома и дозволения прикладать не должен. А кто будет в том противиться, с того взыскать до собрания по пяти фунтов воска. Договоренные деньги остаются при первом мастере.

устав цеха определял, как нанимать мастеров, как платить за баню, как обустроить рабочее место.

в нем были строго прописаны правила содержания и обучения учеников, их права и обязанности.

важно, что в основе документа лежали принципы равенства членов, взаимного уважения и почтения к старшим, определялись взаимные отношения цеховых по выполнению их профессии.

расписывалась процедура поступление в обучение мастерству и очерчивался круг профессиональных занятий членов цеха.

Чтобы носить высокое звание киевского цирюльника, мастер должен был уметь следующее: брить, кровь жильную и зашкурную пускать, раны лечить рубленные, пробитые, стреляные, а особенно в вырывании зубов и в излечении французской и шолудней болезней, установка крастеров и шлифование бритв.

Напомним, что в средневековой Европе банщик имел право заниматься малой хирургией, вправлять вывихи, накладывать перевязки при переломах и ранах, пускать кровь, стричь, брить бороды, делать педикюр, ставить кровососные банки и пиявки в банях, лечить зубы.

Как видим, цирюльник в Киеве должен был стать и банщиком, и подологом, врачом-венерологом, и барбером, и парикмахером, и хирургической сестрой. Но уже тогда Магистрат строго предостерегал цирюльников, чтобы они не смели браться за лечение внутренних и других «ненадлежащих болезней».

Нарушителям этого предостережения угрожало исключение из цеха и суровое наказание.

В 1835 году Магдебургское право для цехов отменили, цеха стали распадаться, началось разделение по профессиям. Часть цирюльников двинулась в сторону медицины, другие избрали своей сферой парикмахерское искусство.