Лейла Черкезова о мерседесах, тракторах, истоках и будущем

Лейла Черкезова подолог обучение пластек преподаватель

Она была отличницей в школе и в жизни привыкла все делать на отлично, ведь она — перфекционист. Она — инженер-технолог по образованию, специалист в виноделии. У нее четыре дочери, она не любит готовить, но готовит очень, очень вкусно.  Автор собственного курса и методики обучения, количество выпущенных ею учеников — более 1000.  У  #‎ProPodo‬ была мечта — поговорить с Лейлой Черкезовой. И эта мечта сбылась, а разговор получился содержательным и важным.

— Лейла, расскажите, пожалуйста, как все начиналось?

— В профессию я пришла в 1994 году, тогда я кардинально изменила свою жизнь и занялась педикюром и маникюром. Моя инженерная голова никак не могла успокоиться от того, что педикюр на этой стадии заканчивался, простите меня, тазиком. Мне это не нравилось. Тогда уже рухнул «железный занавес», мы получали какую-то информацию из журналов. Из «Бурды», например, становилось понятно, что там, за границей, уже есть совсем другие технологии, а мы всего этого не видим и не получаем. И когда я получила в 2000-м году приглашение на семинар, поехала сразу же, без сомнений. И там я поняла: это то, что мне нужно!

Не могла успокоиться от того, что педикюр заканчивался тазиком

В 2001-ом пришла к аппаратной технике. Первым был герлаховский аппарат, небольшого размера, шумел он дико. Пластек работал с Герлахом напрямую.

— Сколько времени прошло от того, как вы попали на первый семинар, до того, как сами начали преподавать?

— Год. Но скажу честно – год был очень плодотворным. Компания пригласила меня на своего рода пробы – послушать меня, как я работаю с клиентом, как я могу провести мастер-класс (это очень важно для преподавателя), оценивали мое общение с учениками, умение увлечь, заинтересовать. Первые проведенные мною мастер-классы были очень волнительными, руки дрожали, ведь такой большой аудитории у меня прежде не было. Проверок было несколько, все прошло «на ура!». Конечно, с большой теплотой вспоминаю Елену Клифус и Михаила Михеева. Лена была управляющим направления «Педикюр» в Пластеке, Михаил стоял у истоков киевского филиала фирмы, создавал в нем учебный центр. Мы и сейчас поддерживаем с ними отношения, я им очень благодарна за их труд.

Тогда индустрия красоты шла вперед широкими шагами, наверстывая тот огромный пропуск, который у нас был. Выставки проходили  чуть ли не каждый месяц. Мы носились по Украине, по городам и весям. Всюду, где можно было это показать, мы показывали.

После всех проверок, компания предложила мне попробовать себя в роли методиста. Тогда в Киеве как раз организовывался филиал, офис с учебным центром при нем – по аналогу российского. Меня отправили поучиться уже методированию, и с тех пор, с 2001 года я официально я работаю и преподаю в компании.

Поначалу, конечно, было очень тяжело. Презентация должна полностью отражать, как выглядит эта процедура. Самый главный вопрос, который все студенты и желающие научиться этой профессии задавали, который всех волновал: «Как перевести клиентов, которые уже привыкли к классическому педикюру, на аппаратную технику?»

Среди приходивших на обучение было много мастеров, которых отправляли к нам владельцы салонов с напутствием: «Ну, сходи, послушай, что там будут говорить!» Их волновала и вдохновляла антуражность кабинета – хорошее, дорогое кресло, фильдеперсовая раковина и так далее. Им казалось, что весь этот антураж дает возможность перевести процедуру педикюра на более высокий ценовой уровень. К сожалению, часто этим все и заканчивалось.

Тогда еще не было смартфонов и другой современной техники, непросто было показать на примерах и донести до учеников саму суть процесса.  Но меня слушали и мне верили, потому что я была фанатом этой техники. Когда я научилась аппаратному педикюру, я сказала: «Все, что было раньше, нужно просто забыть и выбросить!» Я всегда приводила сравнение: будто с трактора сразу пересела на мерседес.

Подолог Бригитта Ратенов/Brigitte Rathenow, автор скобы ORA®

В кабинете Лейлы Черкезовой: подарок от #‎ProPodo‬ — на почетном месте!

Нам нужно было заинтересовать людей. И я методично заинтересовывала учеников, объясняя, что это современная техника, и ею обязательно нужно овладеть. Преимущества я показывала на мастер-классе: посмотрите, как мягко, как щадяще это происходит! Таким способом привлекала новых сторонников.

Когда перешла на аппаратный педикюр, будто с трактора пересела на мерседес

— Тогда еще не уделялось такое внимание дезинфекции и стерилизации?

— Еще нет. Хотя о СПИДе уже писали, и люди были напуганы. А еще у нас была санэпидемстанция, которая, это ни для кого не секрет, считалась большой грозой для салонов красоты. Но на самом деле проверок как таковых не было. Да, были инструкции, но целью проверок было что?

— Получить деньги.

— Да, к сожалению. Мне важно было объяснить ученикам, насколько важно соблюдать все требования для них самих. В первую очередь –  для их здоровья и безопасности, а совсем не потому, что может прийти проверяющий и оштрафовать их. Зато сегодня все уже знают, что проведение таких мероприятий как дезинфекция и стерилизация в кабинетах имеет огромную важность.  Тогда нам приходилось доносить это до всех, потому что информации было мало.

— А сейчас ее хватает?

— Сейчас да. Тогда вообще не было профессиональных журналов. Теперь же в профессиональные журналы приглашают печататься специалистов, которые уже зарекомендовали себя, имеют определенный уровень. Я начала печататься с 2003 года. И печаталась до тех пор, пока мне ни принесли отредактировать статью о вросшем ногте, написанную для такого журнала. Я поинтересовалась, кто автор. Мне бесхитростно ответили: «Это наш менеджер». Я спросила: «А она имеет отношение к нашей профессии?» Оказалось, не имеет.

Такой подход меня возмутил, и я пригрозила, что перестану сотрудничать с изданием. Было еще несколько случаев, когда я встречала в разных журналах такие некорректные публикации. Особенно возмущает, что эти журналы читают все, а значит, многие получают неверную информацию. А нам потом приходится объяснять ученикам, что в таких-то публикациях была подана неверная информация, и разбирать по пунктам, что именно было не так.

— Хорошо, журналов хватает. А как с прочей литературой, с книгами?

— Их нет вообще. Да и сам процесс обучения у нас весьма отрывочный. В Украине сейчас немало школ. Но как он возникают? Порой из трех человек вдруг вырастает школа. Не всегда выбор методик, преподавателей в таких школах происходит по принципам логики. Часто владельцы руководствуются в первую очередь не эффективностью обучения профессии, а коммерческой выгодой. Стандартов никаких нет.

Сейчас мы уже можем приглашать для проведения разных семинаров специалистов из других стран. На этапе становления профессии об этом невозможно было даже мечтать! Школы вырастали как грибы, но только считанные люди могли поехать в ту же Германию обучаться и стажироваться.

Обычно школу выбирают по цене

Ученикам непросто ориентироваться в таком многообразии школ. Как обычно выбирают? Чаще всего – по цене. Еще конечно учитывают месторасположение: не все готовы уехать надолго, оставив семью, работу. Не всегда выбор в итоге оказывается удачным. Зато сейчас учебные центры уже имеют свои информационные материалы, каталоги. Часто это происходит благодаря партнерству с какими-то зарубежными школами. Конкуренция, конечно, тоже влияет на обучение – можно устраивать опросы, читать отзывы о школах в интернете. Поэтому делать выбор стало немного проще.

Но учебная литература отсутствует, есть считанные переведенные книги, адаптированные для нашей страны. Адаптировать издание – крайне важно, ведь в наших странах существенные различия в этой сфере. Начнем с того, что за границей есть такая профессия. А у нас?

Обидно, что есть люди, которые тратят немалые деньги на обучение только потому, что не промониторили ситуацию, не изучили вопрос, не расставили приоритеты. Пришли, потратили деньги и не подозревают, что они на неверном пути. Меня часто спрашивают: «Вы столько лет обучаете, как вы реагируете, что ваши ученики достигают определенный высот». Я в ответ цитирую известного медика-преподавателя: «Вот вы обучаете, а вам не страшно, что когда-нибудь ваши ученики обучатся и уйдут? – Нет, мне будет страшнее, если они не обучатся и останутся в профессии!»

Я мечтаю, чтобы все желающие учиться имели возможность получить одинаковое базовое образование. Я подчеркиваю, базовую! А вот потом уже каждый имеет возможность развиваться, как у него это получится. Но это стандартное базовое образование должно даваться в учебных заведениях государственного образца. Тогда будет легче.

— Но в этом подходе есть подводные камни, о которых нечасто говорят. Представим, что так и случилось. Созданы некие средне-специальные государственные учебные заведения. Вас и других наших авторитетных специалистов приглашают туда работать. Зарплаты преподавателей государственного учебного заведение естественно не такие, как у владельцев собственных школ, собственных практик.  Насколько наши мэтры и авторитеты были бы готовы к этому?

-Я думаю, что будут готовы. Фанатов нашей профессии много. К тому же это не исключает твою частную практику. Вот посмотрите: я сейчас преподаю в Киеве, а живу и работаю в Одессе, где у меня собственный кабинет. Я готова преподавать за небольшую зарплату!

Мечтаю, чтобы все желающие могли получить одинаковое базовое образование

— Еще один момент, которого опасаются мастера постарше. Они, например, говорят: «Мне 45 лет, и если сейчас введут государственный стандарт, то я должна буду пойти учиться с 16-летними девочками, чтобы получить диплом. А если нет, то государство не выдаст мне лицензию, и я потеряю право работать?»

— Это разные вещи. Получения лицензии от нас не требуют, а вот базовый курс необходим для всех! И если мастеру уже за 40, она работает, то она сохранит свою нишу и продолжит работать. Во всем мире считается: хочешь – можешь идти учиться и в 80 лет! Мы же сейчас говорим о молодом поколении, которое ищет себя и не может найти.

— Какой должна быть продолжительность такого базового курса?

— Все зависит от программы. Я ориентируюсь на зарубежный опыт. Там немножко по-другому, в некоторых местах этот курс приравнивается к высшему медицинскому образованию. В тех местах, где приравнивается к уровню нашего профтехобразования, курс обычно длится два года. Этого достаточно. Он состоит из теории, множества практических занятий, экзаменов. Такой курс включает в себя множество сопутствующих предметов и дает возможность приобрести реальные практические навыки. Сегодня у нас учебные центры проводят краткосрочные программы, а хотелось бы системного базового образования.

— Как будет называться такой профессионал, получивший базовое образование?

— За границей специалист-подолог – это техник, имеющий медицинскую базу на необходимом уровне. Это человек, который работает руками. И мы мыслим, что как там, так и тут мы будем техниками, будем выполнять техническую работу. Лечением подологи не занимаются, это не наш профиль, это прерогатива медиков.

— А профессия мастера педикюра как таковая? Она отомрет?

— Я думаю, со временем она видоизменится, как сейчас в Америке и Европе. У них разделение: есть салоны красоты, где можно подпилить и накрасить ногти, сделать пилинг стопы. И есть подологические центры и кабинеты (например, как стоматологические), где будут оказывать помощь жаждущим.

Есть европейские коллеги, готовые нам помочь преодолеть все препятствия

— Кто должен выступить движущей силой на пути к таким изменениям?

— У нас есть хороший, крепкий костяк. Просто объединились люди, которые живут этим, которые хотят донести знание до желающих. Я надеюсь, что постепенно мы придем к необходимости стандартизации, возможно сертифицирования, градации каких-то уровней мастерства. Жаль, что у нас нет государственной поддержки…

— А сколько времени Германия шла к признанию профессии?

— Ой, долго! Официально – только в 2000 году. А первые работы по подологической практике начинались еще в 60-х годах. Но к счастью, у нас есть опыт наших зарубежных коллег, будем надеяться, что нам удастся быстрее пройти этот путь. И самое главное – что у нас есть европейские коллеги, готовые нам помочь преодолеть все препятствия. Когда мы, воспользовавшись этой помощью, заявим о себе, то можно будет идти дальше – в сторону образования.

Лейла Черкезова подолог обучение

В Харькове на конференции по скобе ORA® Елена Друк-Драйлинг представила Лейлу Черкезову Бригитте Ратенов как человека, стоявшего у истоков профессии в Украине. Госпожа Ратенов отметила, что была приятно удивлена уровнем профессионализма украинских коллег.